PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
«Впервые съела тараканов на шоу», – победительница проекта | МастерШеф
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9Im1hc3RlcmNoZWYuc3RiLnVhIiBzcmM9Ii8vcGxheWVyLnZlcnRhbWVkaWEuY29tL291dHN0cmVhbS11bml0LzIuMDEvb3V0c3RyZWFtLXVuaXQubWluLmpzIj48L3NjcmlwdD4=

«Впервые съела тараканов на шоу», – победительница проекта

МастерШеф

Ольга Мартыновская рассказала о своих фобиях и вещих снах.

— Ольга, поздравляем с победой! Вы уже успели осознать, что стали лучшим кулинаром шоу?

— Нет, еще не успела (смеется). Надеюсь, когда окажусь в школе Le Cordon Bleu в Париже (одно из вознаграждений шоу «МастерШеф». — Авт.), надену китель, колпак и возьму в руки нож, то пойму, что в проекте выиграла действительно я, и что я — третий Мастершеф. До сих пор нахожусь в состоянии эйфории, не верится, что мечта сбылась. Для себя самой странное состояние.

— На что потратите выигрыш в 500 тыс. грн.?

— Выигрыш хочу частично потратить на продолжение обучения во Франции по специальности. Другую часть выигрыша хочу определить на стартовый капитал для открытия собственного дела.

— Как спали перед финалом?

— Сны, которые бы подсказали исход финала, не могли мне присниться, потому как мы практически не спали в дни последних испытаний. К примеру, конкурс «Украина» (нужно было заполнить огромную карту страны блюдами, которые бы соответствовали той или иной области), длился до 5 утра, и когда мы приехали на базу, я принялась за чтение рецептов и молилась. Очень скоро нужно было уезжать на последнее задание, поэтому никаких знаков не было. Разве что летом, когда я только узнала, что прошла в 20-ку, у нас дома в Николаеве родилось много рыжих кошек. А мои родители верят: если кошки прибавляются, это к деньгам.

— Какие съемки в шоу были для вас самыми сложными?

— Когда снимали в детском лагере, и мы в лесу искали клад. Как вспомню, мурашки пробегают по коже… Вообще сложно работать с экзотическими ингредиентами, которые внешне отталкивают тебя. Мы все ждали, что в шоу будут летучие мыши, а их так и не было, к счастью (улыбается). Хотя, мне уже было бы не страшно с ними поработать. На самом деле скажу вам так: самые сложные ингредиенты для участника — это самые простые продукты, те же картошка или кабачок. Из них нужно что-то невероятное приготовить — и чтобы вкус всех поразил, а в идеале — был ошеломляющим. А из экзотических компонентов и без ухищрений вкус будет необычный и непривычный, ведь сам факт приготовления той же саранчи, отрывание ей лапок — это уже подвиг и необычное блюдо. Но вот попробовав тараканов, саранчу, ужей и азиатские фрукты я поняла, что мне больше нравится огурчик с маминого огорода, чем все это перечисленное (смеется).

— Вы готовы ради гастрономического шедевра собственноручно свернуть шею живой курице или зарезать кролика?

— Честно признаюсь, мне повезло — курицу я еще не убивала, к счастью. До «МастерШеф» я могла сказать, что я никогда не пойду на что-то, но пройдя испытания проекта, я сейчас уверено могу сказать, что готова на все. Многое в своей профессиональной кулинарной жизни я сделала впервые именно на шоу. В первый свой черный фартук я получила задание с саранчой, я впервые ее брала в руки, ела и готовила. Впервые ужа взяла в руки, хотя у меня страшная фобия. Еще я впервые попробовала на шоу тараканов.

— Самое гадкое, что вам приходилось есть в своей жизни?

— Ужей. Их вкус мне совсем не понравился. А процесс приготовления и вовсе отвернул весь аппетит.

— Какое самое сложное блюдо вы готовили?

— Наверное, до сих пор для меня самое сложное, это макарон — такие печенюшки миндальные, которые сейчас очень популярны. Получаются у меня только раз из 10, сколько я не бьюсь с этим.

— Как и с кем будете встречать Новый год?

— Новый год я встречу уже во Франции, куда отправляюсь на обучение 30 декабря. Возможно, даже наедине с бокалом шампанского и смотря на звезды. Буду два дня пребывать в анабиозе и отдыхать.