«В детстве, когда я часто голодала, казалось, могу съесть все, что угодно», — Иванна Мироненко

МастерШеф 6

Если бы Иванка не устроила истерику во время одного
из решающих конкурсов телевизионной программы, то, скорее всего,
попала бы в финал. Но улитки, из которых нужно было
приготовить оригинальное блюдо, повергли участницу кулинарного шоу в ужас.
Иванна рыдала, заламывала руки, ругалась, но никак не приступала
к работе. Члены жюри были страшно недовольны этой сценой. Правда, многие
зрители сочувствовали Иванке, представляя себя на ее месте. Мол,
хорошему повару не нужно ловить и убивать то, из чего потом
приготовится блюдо. Как правило, на кухню продукты поступают в уже
подготовленном виде. Но шоу есть шоу. Участникам приходится следовать его
правилам. Когда Иванна покидала съемочный павильон, о ней говорили: «Она
замечательный кулинар, у нее большое будущее». А ведь эта молодая
женщина, мама годовалого сына и трехлетней дочери, азы приготовления
изысканных блюд начала постигать прямо на проекте. И вошла
в пятерку лучших! До этого у нее не было возможности
ни учиться кулинарии, ни пробовать изысканные яства
в ресторанах. Много лет Иванне в прямом смысле слова приходилось
выживать…

«Чтобы накормить младших сестру и братьев, ставила в лесу
петли для ловли зайцев»

«Я вам
расскажу то, чего не говорила никому, —
начала нашу беседу Иванна
Мироненко. — В детстве иногда
мне нечего было есть. Казалось, от голода съем все, что угодно.
И однажды решила поджарить земляных пауков, которых наловила
на пластилин. Складывала их в банку — хотела потом
поджарить. Когда открыла ее — здоровенный мохнатый паук прыгнул мне
на лицо. Тогда впервые у меня схватило сердце… После этого даже червяка
боюсь взять в руки. Когда вижу каких-то букашек-таракашек, меня
трясет — вспоминаю тех пауков… В детстве я научилась ставить
петли для ловли зайцев, которых затем готовила младшим сестре и братьям.
Сама не ела это мясо — было жалко зверей, очень переживала, что
вынуждена так поступать. Как-то попалась беременная зайчиха. Поняла это, когда
уже разделывала ее и в животе увидела зайчат… С тех пор
никого не могу убивать. Я практически не ем мяса, поэтому
во время конкурсов, когда нужно было поймать и приготовить лягушек,
которых принесли нам в студию, или улитку, я приходила в ужас.
Просыпались все переживания и страхи детства».

Несмотря на это,
вы вошли в пятерку лучших кулинаров. Если бы удалось перебороть
страх перед улитками, могли бы пройти и дальше.

В последних выпусках видно, что я уже была
никакая, психологически устала. Каждая программа, каждый конкурс требует
большого напряжения. Кроме того, мне было очень сложно без детей.
Я за них переживала, нервничала, ведь не видела несколько
месяцев. Звонишь домой — они плачут в трубку. Мне все это давалось
очень тяжело. Другие участники, живущие недалеко от Киева, ездили домой.
У меня же не было денег на билет, поехать к родным
не могла. Не раз ругала себя: зачем пошла на шоу, бросила детей,
чем я лучше своей матери?.. Еще было тяжело и потому, что
не могла поделиться с мамой своими успехами на проекте, как это
делали другие. Она даже ни разу не поинтересовалась моим участием
в телешоу.

Вы вообще
не общаетесь?

Я звоню ей, поздравляю с праздниками,
а она — нет, даже в день рождения внуков. Мне больно
от этого. Да, у меня есть семья — муж, дети, свекровь.
Но ведь мама должна быть самым близким человеком, пусть она и бросила
меня в детстве…

Говорили, из-за того,
что вам пришлось заботиться о младших братьях и сестре, вы даже
школу не окончили…

Я училась не очень хорошо, это так. Но девять
классов осилила. Над нами с сестрой в школе очень издевались
одноклассники, ведь у нас не было тетрадей, книг, ручек.
Мы просто не могли их купить. В 15 лет
я с 30-летней соседкой пошла ночью грузить крупу. Нужно было
наполнить два КамАЗа по 15 тонн каждый. За одну машину грузчик
получал 15 гривен. Один я загрузила, а второй уже
не смогла. Пришла домой в два часа ночи…

Мама сильно пила. Могла на несколько месяцев пропасть
из дому, оставив нас одних. Ее не лишали родительских прав,
поэтому нас не забрали в интернат. Признаться, я даже хотела
этого. Ведь там не нужно было бы думать, где взять еду для себя
и младших сестренки и двух братьев. Когда мама бросила нас первый
раз, один был еще дошкольником, второй — первоклассником. Еще у нас
есть старшая сестра, но мама выгнала ее из дому
в 13 лет. Увидев, что мы остались сами, сестра ужасно плакала.
Я ей рассказала, что неделю у нас не было еды,
мы ходили в лесок и под снегом искали опята. Голодали… Соседи
иногда наговаривали на нас, что мы воруем. Но я никогда
не позволила ни себе, ни младшим взять чужое. Сестру попросила
отвезти мальчиков к их отцу, который жил в соседнем селе.
О нашем отце мы с сестрами ничего не знаем… В общем,
машина, в которой ехали сестра с Сергеем и Андреем, попала
в аварию. Несколько дней я не знала, кто пострадал, все ли
живы. Ужас! Потом вернулась сестра и рассказала: автомобиль восемь раз
перевернулся, но все остались целы.

Какие у вас
сейчас отношения с сестрами и братьями?

Младшая сестра сейчас тоже живет в Запорожье, недалеко
от меня. Мы с ней очень близки. А вот братьев я много
лет не видела. Созванивалась со старшим, пополняла ему телефонный
счет, передавала посылки. Сергею сейчас 20 лет. Недавно он попал
в странную историю, его арестовали. Но есть свидетели,
доказательства, что он не виновен. Когда я начала узнавать, что
к чему, оказалось, брата нет ни в одном СИЗО,
ни в одной тюрьме. Мы не знаем, что с ним.
Я надеюсь попасть на программу «Битва экстрасенсов», чтобы эти люди
сказали мне, жив ли Сережа, где его искать. Очень хочу собрать всю семью.

«Муж распознает мое блюдо из сотни других таких же»

В одном
из конкурсов, когда родственники участников проекта должны были угадать,
что приготовил их близкий человек, ваш муж сказал: «Плов Иванны
я узнаю из миллиона». И не ошибся. А что еще
он определит безошибочно?

Борщ, куриные крылышки под красным соусом,
да и все мои десерты. Уверена в этом на сто процентов. Дома
готовит и свекровь, но я постоянно что-то меняю в рецепте,
добавляю новое, поэтому и муж, и друзья всегда узнают, что именно
готовила я. Наверное, эти вкусовые нотки и угадываются. Дети мои
очень переборчивы: это хочу, это не хочу… Больше любят выпечку, десерты.
Вместе с ними делаем домашний «Барни». Готовлю масляный бисквит
со сгущенным молоком и заварной крем. Только не делайте его
исключительно на желтках — это невкусно. Используйте целое яйцо.
В крем можно еще добавить немного сыра маскарпоне. Заливаю половину теста
в специальные формочки-мишки, затем из кондитерского мешка выдавливаю
заварной крем с маскарпоне, а сверху — вторую половину теста.
В часть теста добавляю какао и из этого шоколадного теста
выдавливаю мишкам ушки, носики, ротики. Сколько бы «Барни» мы ни испекли,
все съедается.

 Когда
вы начали готовить?

В 17 лет устроилась уборщицей и посудомойкой
в кафе в том селе, где жила. Но при этом смотрела, как готовят
повара, помогала им. Как-то к Пасхе напекла куличи. Сделала
их больше сотни разных размеров и… продала. Результат мне
понравился. Вскоре я переехала в Запорожье. Там нашла работу
официантки, по возможности помогала поварам. Когда что-то пекла
и приносила попробовать, меня хвалили.

А кто стал
инициатором того, чтобы вы приняли участие в «МастерШефе»?

Когда шел набор на первый сезон, я была беременна,
поэтому даже не пыталась попасть на шоу. Только смотрела его
по телевизору. Анкету на второй сезон заполнила после того, как
получила одобрение свекрови. Младшему сыну тогда исполнился всего годик.
Свекровь сказала, что будет сидеть с детьми, а я должна
попробовать свои силы.

Отправляясь
на шоу, вы мечтали о победе?

На тот момент я почти ничего не умела
готовить, кроме десертов. Могла испечь «наполеон», какой-то тортик
по рецепту, но не более того. Мне безумно хотелось всему
научиться. А еще — изменить свою жизнь. После издевательств, которые
я перенесла в детстве, хотела всем доказать: я МОГУ. Честно
говоря, не была уверена, что меня возьмут в шоу. Но тут
позвонили с телеканала и пригласили на кастинг в Киев.
Я тогда так растерялась, что даже не поняла, нужно ли
с собой брать продукты, чтобы готовить там, или необходимо везти уже
блюдо… Я долго думала, что выбрать для кастинга, перерыла весь интернет.
Начала подробно изучать рецепты пирожных «Фондан», «Брауни». Решила
их соединить, добавить сыр маскарпоне, о котором тогда ничего
не знала. Все составные клала на глазок, не соблюдая рецептуру.
Никак не могла поверить, что в эти десерты нужно так мало муки —
всего 20 граммов! Я же все забивала мукой — и тесто
не подходило. Лишь после нескольких попыток получила желаемый результат.
С деньгами у нас тогда было плохо. Чтобы поехать в Киев,
одолжили, у кого только могли. Да и мои «тренировки» дома
обошлись недешево — нужно было покупать качественный шоколад, маскарпоне.
Но дома все поддерживали, понимали, насколько это для меня важно.

иванна-мироненко-эктор

«Мне предлагали работу во французском ресторане в Киеве,
но я отказалась», — говорит Иванна

«Прямо на улице просила людей: «Пустите меня к себе
на кухню, одолжите свою плиту на час»

 В общем, я отправилась в Киев
на кастинг с полным чемоданом продуктов, — продолжает Иванна.
— В назначенном месте собрались сотни людей, обсуждали, кто что
привез. Оказывается, нужно было прийти с уже готовым блюдом. Организаторы мне
предложили: «Давайте запишем только интервью с вами, а там
посмотрим». Я отказалась: «Нет-нет, я так не хочу. Легких путей
не бывает». И ушла. Думаю: «Что мне делать, возвращаться домой?
С теми же продуктами, с теми же долгами, в ту же
жизнь? И упустить свой шанс?» Постояла минут двадцать и решила: пойду
просить людей — может, кто-то пустит к себе на кухню? Как
говорится, спрос не бьет в нос. Сначала заходила в кафе,
супермаркеты — туда, где есть плита. Не получилось. Тогда
я пошла по подъездам. Набирала номера в домофонах, спрашивала
людей, выходящих из двери, можно ли к ним зайти, все
им объясняла. Чего только не услышала в ответ!

А что
вы говорили: «Пустите к себе на кухню — мне надо
приготовить блюдо для кастинга шоу «МастерШеф»?

Да, именно так. Честно говоря, если бы ко мне
обратились с такой просьбой, тоже никого не пустила бы.
В итоге оказалась возле супермаркета и обращалась к прохожим:
«Одолжите вашу плиту на час! Я заплачу!» Но никто
не реагировал. А время идет. Я уже чуть не плачу.
В общем, прицепилась к мужчине, который стоял неподалеку, буквально
умоляла его пустить меня к себе на кухню. Как же было стыдно!
Никогда в жизни даже куска хлеба не просила, а тут…
В итоге он сжалился надо мной, да и жена по телефону
разрешила привести «какую-то ненормальную». Они потом меня даже на кастинг
провели. Хорошие люди, мы с ними до сих пор общаемся.

Показала я свое блюдо жюри и отправилась
на вокзал — домой ехать. А билеты остались только
по 500 гривен. У меня таких денег нет. Проводники без билета
не хотят брать. И я только смотрю, как на Запорожье один
за другим уходят поезда. Это был худший день в моей жизни.
Я проклинала все на свете. Но мне повезло — буквально
за три минуты до отхода последнего состава появился мужчина, который
сдавал билет. Я отдала за него все деньги, которые у меня были,
и вскочила в уже отправляющийся поезд! Часа два сидела, приходя
в себя. Ноги так устали и опухли, что я не могла снять
сапоги.

После таких
испытаний, наверное, уже не хотелось никакого шоу…

Понимала, что шансов у меня мало, но звонка
с телеканала все же ждала. И, представляете, пропустила его, когда
возилась с детьми! Хорошо, что потом еще рассылали смс-сообщения:
«Вы прошли в сотню». Я была счастлива! Оказывается, претендентов
было 13 тысяч! Но мое блюдо судьям понравилось. Вот тогда у меня
появилось невероятное желание участвовать в шоу! И все было круто
и классно, пока я не попала на картошку. Нужно было
начистить и нарезать соломкой, кажется, целую тонну. До сих пор
не могу на нее смотреть.

После проекта
вы стали поваром?

Мне предлагали работу во французском ресторане
в Киеве, но я отказалась. Дело в том, что мы пока
не можем всей семьей снимать квартиру в столице, иначе придется весь
заработок отдавать за жилье и няню. Кроме того, участник первого
сезона Павел Сипатин предложил мне интересную работу в Запорожье. Владелец
ресторана сначала хотел назвать новое заведение очень смешно —
«Перец-немец-колбаса». В итоге открылся «Сытый волк». У нас уже есть
постоянные клиенты. При ресторане работает магазин, в котором
мы тут же готовим выбранное посетителем блюдо на вынос.

Вас узнают?

Очень часто. Бывает, слышу: «О! Вы живая?!»
Оказывается, «МастерШеф» смотрят даже мужчины. Честно говоря,
я до сих пор не верю, что все это произошло со мной.
Я участвовала в шоу, меня признали поваром… У меня еще
не все получается, но это связано с моей неуверенностью,
нехваткой знаний.

Трудно поверить, что
вы учились готовить прямо во время проекта…

Но это так. Придя на шоу, я многого
не умела. Дома готовила все очень простое. Называла свои блюда «Колгосп
«Червоне дишло». Знаете, когда хотела приготовить что-то новое, мне негде было
прочитать рецепт, не у кого было спросить. Помню свой первый суп. В холодную
воду бросила макароны, а потом картошку, мясо… И участием
в шоу, и тем, что дошла почти до финала, многое доказала
в первую очередь себе самой. Еще, думаю, те, кто когда-то смеялся надо
мной, теперь об этом пожалели.

Во время нашей
беседы вы ни разу не произнесли слово «пипец», которое стало
вашей «визитной карточкой» во время проекта.

 И на работе удивляются, что я его
не произношу, — смеется Иванна. — Я вообще не ругаюсь.
И сама не могу понять, как так произошло, что на шоу я его
регулярно употребляла. Видимо, из-за эмоционального напряжения. Поверьте, это
не мое любимое словечко.

Виолетта КИРТОКА