«Секс — это одна сотая часть жизни», — Анфиса Чехова

МастерШеф 6

Сексапильная Чехова старается избегать откровенных
разговоров о сексе. Для нее это пройденный этап. Теперь московская
красавица напряженно работает практически без выходных — и все для
того, чтобы доказать: она далеко не такая простая штучка, как это
кому-то могло показаться.

С Анфисой мы встретились на съемках кулинарного реалити-шоу
«МастерШеф», телеканал СТБ. В коротком перерыве телеведущая поправляла
макияж, слушала негромкую музыку и гладила на коленях собачку породы
чихуахуа по кличке Тиффани.

Как все завертелось, Анфиса! Сегодня моя коллега поехала
брать интервью у Максима Чмерковского, а меня отправили к вам. И,
должен признаться, я рад такому распределению, потому как в жизни вы
еще красивее, чем на экране.

Спасибо. Люди часто подходят ко мне и делают комплименты. Хотя
обычно слова льстецов, которые говорят не от души, я пропускаю мимо
ушей. Эта американская привычка говорить незнакомому человеку «Привет!
Как дела?» мне не очень нравится.

Ну, а мой комплимент показался вам чистосердечным или
«американским»?

(Задумалась) Я его пока не отсортировала.

Тогда поспешу сделать еще один. На ТВ у вас всегда красивое
женственное платье, шикарная прическа, макияж… А в реальной жизни вы
такая же?

Нет, в выходной могу ходить, как чушка по улице. Мне лень делать
прическу каждый день. Я просто завязываю пучок на затылке, надеваю
свободную одежду, в которой мне комфортно — и иду по своим делам.

Дела у вас последнее время, в основном, в Киеве.

Да, начиная с февраля, я постоянно участвую в украинских ТВ-шоу.

График, надо полагать, напряженный. И все-таки в своем
твиттере вы как-то пожаловались, что в Киеве вам бывает
скучно.

Скорее одиноко. Здесь у меня нет близких, родных — я живу одна. Есть
несколько подруг, но у них тоже проблемы со свободным временем, так что
мы видимся, когда получится.

Чем же вы занимаетесь по выходным?

Выходные бывают редко. Ну, так… занимаюсь какими-то обычными
делами.

Например, листаете женские романы перед сном?

Женские романы — это любовно-слезные истории на околосексуальную
тематику. Нет, я предпочитаю комедийные романы. Они поднимают мне
настроение.

После программ о сексе и замужестве вас пригласили в проект
«МастерШеф». Где вам интереснее — в мире секса и невест или в мире
кулинарного искусства?

И там, и там. Меня просто не зовут в те передачи, где мне бы
работалось скучно. Если бы меня пригласили вести политическое шоу, там
бы я чувствовала себя неудобно, потому что политикой совершенно не
интересуюсь. И спортом тоже. И, к слову, от программы вроде «Пусть
говорят» Андрея Малахова я бы отказалась — слишком много грязи. А моя
стихия — это развлекательные шоу, где много веселья и оптимизма.

…и много опасностей, ведь на проекте вы дегустируете большое
количество еды, «опасной» для фигуры.

Не совсем так. По регламенту шоу я имею право не пробовать ту еду,
которая покажется мне опасной. Хотя на кастингах я перепробовала много
всего. Приходили, например, люди с корытами, залитыми майонезом. Я
тогда говорила: «Извините, но я не могу это есть, потому что мой
организм не принимает такую пищу». И пробовала только то, что выглядело
презентабельно и вкусно. А сейчас мы даем участникам задания, и среди
блюд, которые они готовят, нет ни майонеза, ни жирных блюд — только
полезная пища. И потом дегустировать — это же не есть, правильно? Я
пробую маленькими кусочками. Парадокс, но все говорят мне, что за время
съемок «МастерШефа» я похудела!

Как вам это удалось?

Во-первых, здесь действительно много еды, так что, приходя домой, я
уже не голодна и ничего не ем на ночь. А во-вторых, начинаешь
тщательней следить за собой — ходить на массаж, заниматься спортом…

Где же тогда велотренажер, который вам предоставили
продюсеры? Что-то я его здесь не вижу.

Его убрали из моей гримерки, потому что все равно не было
возможности на нем заниматься. Перерывы мои короткие, я всегда в платье
и на мне висит микрофон — туда-сюда снимать, переодеваясь в спортивную
форму, очень неудобно. Вместо этого мне подарили абонемент в
фитнес-клуб. Я хожу туда в свободное время. И что меня приятно удивило,
так это наличие в душевой отдельных, закрытых кабинок. Оказывается, у
вас в Киеве это в порядке вещей, а у нас в Москве даже в самых дорогих
клубах все стоят и моются друг у друга на глазах.

Вас это смущает?

Просто душ, как и любая другая процедура личной гигиены, — это
интимный процесс. Я хожу в душ, чтобы помыться, а не себя показать и на
других посмотреть. В этом плане я человек закрытый. Я не снимаюсь голой
для журналов, не хожу голой по улицам и не моюсь в общественных местах.
Меня так воспитали скромные мама и бабушка.

А что может вогнать вас в краску?

Ничего. Если мужчина будет хамить женщине, мне будет стыдно — да, но
не за себя, а за него. В краску же меня трудно вогнать, потому что я в
принципе не краснею. С детства я запомнила один мамин урок: язык — это
лучшее оружие. Если кто-то говорит мне неприятные вещи, то я не
смущаюсь и всегда знаю, что ответить.

Тем не менее, ваши откровенные передачи о сексе смущали
неподготовленных телезрителей.

Человеку никто не мешает переключиться на другой канал. Как-то раз
ко мне подошел мальчик в кафе и спросил: «Вот вам не стыдно вести такую
пошлую передачу?»

Вас это обидело?

Нет. Я просто сказала: «Не стыдно. Еще вопросы есть?» Он мне:
«Бездарность!» Потом сел за соседний столик, и к нему на свидание
пришла девушка. Все время, пока была в кафе, он обсуждал с ней мою
передачу. Возмущался и описывал, мол, представляешь, в одном из
выпусков был мужик, который достал свой аппарат и сделал им то-то… а в
другой передаче баба была с голой грудью! Я подумала: дорогой, если я
делаю такую пошлую передачу, зачем ты ее смотришь? Он же ей все выпуски
рассказал. То есть получается, что человек сознательно себя измучивает.
Это похоже на какой-то комплекс. И я мысленно пожалела его девушку. У
каждого есть свой взгляд на вещи, однако я уверена, что в других мы
осуждаем то, что не позволяем самим себе. Если человек смотрит мою
передачу и считает ее низменной, то вероятно у него самого есть темные
желания, о которых он не догадывается. А надо их просто удовлетворить.
В сексе нет ничего предосудительного — это то, от чего мы все родились.
И я искренне не понимаю, почему все так зациклены на сексе, ведь есть и
другие формы взаимоотношения людей. Секс — это всего лишь одна сотая
часть жизни.

И ваша жизнь яркое тому подтверждение. Кроме авторских
передач о сексе, вы еще поете, снимаетесь в кино, играете в театре… С
вашим графиком, похоже, летом и на пляж проблематично
выбраться.

Ну, в этом году я была в Майами. Еще была в Геленджике, хоть это и
Россия. Там больше такой тихий, дачный отдых, а в Майами — морской,
шопинговый. Я настолько люблю путешествовать, что куда ехать — мне без
разницы. Важна лишь смена обстановки. Хотя не могу сказать, что в Киеве
я отдыхаю. В данный момент Киев — это место проживания и работы. Очень
красивый город. Но он пока не стал мне родным. Город становится
близким, когда в нем появляются близкие люди, и ты не хочешь из него
уезжать, потому что слишком много пущено корней. При этом город мне
ужасно нравится, и если я снова уеду работать в Москву, то буду ужасно
скучать по Киеву. А пока скучаю по Москве. В общем, там хорошо, где нас
нет.

Недавно в Одессе вы играли ди-джей сет — там было
хорошо?

Одесская публика очень отличается. Правду говорят, что есть люди, а
есть одесситы. Они очень веселые, позитивные, открытые. Мой сет
начинался где-то в половине третьего ночи, и я смотрела на людей,
которые плясали внизу, и видела абсолютно осознанные лица. В Москве же
люди в три часа ночи — это глаза в кучку, которые с трудом разбирают,
что у них там под ногами творится. Одесситы пришли в клуб, чтобы
повеселиться и потанцевать, но отнюдь не для того, чтобы напиться. А
после выступления люди подходили ко мне, чтобы сказать пару теплых слов
— не в каждом городе такое увидишь.

Вы сами какую музыку любите?

Мне нравится джаз, соул, латинские ритмы, босанова — это
непопулярная музыка, люди в клубах под нее не танцуют. Кстати, музыку
типа «тыц-тыц-тыц» я жуть как не люблю. Но я играю ее для людей, потому
что им нравится под нее танцевать. А мне нравится управлять их
настроением.

Вы считаете себя властной женщиной?

Скорее независимой. И мне важно, чтобы меня окружали профессионалы.
Если рядом со мной кто-то непрофессионально работает, то для него я,
наверно, становлюсь властной. Хотя командовать не люблю, и даже со
своими водителем и домработницей я стараюсь общаться на равных. Я
никогда не приказываю им, могу только вежливо о чем-то попросить.

Анфиса, несмотря ни на что ваша карьера продолжает строиться
на вашей сексуальности. Как вы думаете, в каком свете вас будут
воспринимать через десять лет?

Моя карьера — это карьера телеведущей, которая говорит на разные
темы, в том числе — и на темы секса. А через десять лет я вижу себя
счастливым, гармоничным человеком. По крайней мере, мне бы этого
хотелось. И не факт, что я буду вести какую-нибудь передачу. Может,
возьму и уеду в лес, в Гималаи и буду жить там — ловить рыбу и
наслаждаться жизнью.

ДОСЬЕ

33 года. Родилась в Москве и с детства мечтала стать актрисой.

После окончания школы поступила в ГИТИС, но была отчислена со
второго курса за то, что выступила на музыкальном конкурсе в составе
группы «Безумные светляки». Суровые преподаватели не смогли простить
девушке тот факт, что она разменяла актерскую профессию на никчемную,
по их словам, карьеру эстрадной певички. Тогда Анфиса пошла работать на
ТВ, где сразу приглянулась зрителям.

В послужном списке телеведущей — несколько рейтинговых передач,
но больше всего она запомнилась аудитории по пятилетнему участию в
проекте «Секс с Анфисой Чеховой».

В 2008 году получила диплом телевизионного журналиста.

В 2009 дебютировала на театральной сцене в постановке Андрея
Носкова «Однажды знойной ночью». Также играла в спектакле «8 женщин».

Последние полгода телеведущая работает в Киеве.

С осени на канале СТБ стартует кулинарное талант-шоу
«МастерШеф», где Анфисе Чеховой и ее собратьям по судейской скамье —
Николаю Тищенко и Эктору Хименесу Браво предстоит оценивать кулинарные
способности украинцев.

Роман Щербаков